Вторник, 28.09.2021, 10:13
Мой персональный сайт Добрым людям smart & sober

Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Калькулятор


Меню сайта
Календарь
«  Август 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031


Форма входа


Архив записей
Мини-чат


Категории раздела


Наш опрос
В чем заключается ваш смысл жизни
Всего ответов: 154
 
Главная » 2013 » Август » 27 » Дарфур, до востребования
02:53
Дарфур, до востребования
Все дети очаровательны. Умиляюсь всякий раз забавным мордашкам, когда в моем воскресном автобусе нарядные мамаши - филиппинки и таиландки - в свой законный выходной добираются с младенцами на руках в район новой таханы мерказит. С некоторых пор эти семьи престали быть неполными, рядом наличествуют гордые отцы. Улочки вокруг представляют собой ряды ветхих шанхайских строений, экономно поделенных на секции, где во дворах обильно сушится детское белье, судя по экзотическим запахам, готовится нездешняя еда, но звучит большей частью иврит, особенно когда родители говорят с детьми. Все подступы к Центральной автобусной станции, площади окрестных кварталов, укромные лужайки заняты нелегальными рабочими и беженцами из Африки, они собираются на скамейках и прямо на траве, проводя время в ожидании своих работодателей – постоянных и случайных, разовых. Вид многих суданцев и эритрейцев настолько болезнен, убог и ужасен, что прохожие невольно ускоряют шаг.

- Почему наш Минздрав должен лечить их от СПИДа и туберкулеза? - возмущается народ на интернет-форумах. Ну да, пусть разносят.

Частенько наблюдаю среди них каких-то сердобольных израильтян, людей с папками, списками. Социальные работники, добровольцы из амутот?

Внутри автовокзала ближе к обеду снуют стайки чернокожих детишек со школьными ранцами. Язык общения – иврит. Помните Сент-Экзюпери: «Мы в ответе за тех, кого приручили».

Недавно на тахане закрыли отделение банка «Апоалим». Здесь в длиннющей очереди передо мной стояли те же эритрейцы и суданцы, предъявляли временное удостоверение личности и получали наличными где-то по четыре с половиной тысячи шекелей. Сумма у всех почти стандартная, я запомнил. Вечером не только здесь, но и по всему Южному Тель-Авиву гулять стрёмно, более точного слова не подберу. Газеты время от времени пишут об изнасилованных, порезанных нелегалах. Жена коллеги, недавно поутру обходя с собакой любимые кустики в скверике на Кибуц Галуйот, обнаружила труп. Скверик - в ста метрах от нового здания полиции.

Полицейские проверки нелегалов наблюдаю нечасто, но они бывают. Хотя конная полиция регулярно и показательно гарцует. Может, они по ночам облавы устраивают? А с другой стороны, куда их девать – нелегалов и беженцев? Официальной статистике я не верю, но даже если у нас 260 тысяч иностранных рабочих и из них только 120 тысяч - легальных, то никаких возможностей аэропорта Бен-Гурион не хватит, чтобы депортировать их на исторические родины. Да и кто позволит, кто эти самолеты примет? Это не потому, что мы такие пасынки ООН: вон на Саркози вся Европа за депортацию цыган ополчилась, и затих, болезный. А как все громко начиналось!

Легальные иностранные рабочие через пять лет легко становятся нелегальными, они, кстати, декларацию подписывают, их предупреждают, что максимальный срок пребывания в стране – 5 лет. Их дети уже родились здесь, учатся в израильских школах (есть закон о всеобщем образовании) и ментально – израильтяне, на родительской родине им не выжить. Автоматическое предоставление американского гражданства родившимся на территории США нам не указ.

Когда МВД в очередной раз грозит депортировать детей, половина Израиля становится за них горой. Вторая половина, пока меньшая (а это жители Южного Тель-Авива, Арада, Эйлата) совершенно справедливо возмущается: «Вы не хотите их поселить у себя в Рамат-Авиве?»

Кстати, когда этих детей привезли на день в престижный бассейн, кажется, Гордон, число первых плавно перетекло в количество вторых.

Вообще-то на диване легко проявлять решительность. А ты, читатель, мог бы принять участие в депортации? Про себя знаю, что точно нет.

По мнению специалистов, которые с этими детьми работают, в головах у них полный раздрай, тут, как говорится, от любви до ненависти – один шаг. У нас заговорили о пятой колонне, по большей части мусульманской, хотя среди них есть и христиане.

Вот мы и имеем 10 процентов населения Тель-Авива - легальных и нелегальных рабочих. В Эйлате, между прочим, их 20%. В Араде стоит сплошной стон. Отдельная песня, о которой еще мало пишут, – Пардес-Кац. Там ввиду скромных цен на съем уже образовалось гнездо беженцев и нелегалов, да и полиции поменьше. Легендарные кожаные кипы из криминальных кланов район давно не контролируют, они разбогатели и переехали. По ночам, говорят здешние жители, стало страшновато. Ну а такие картинки, как справляющие у всех на виду нужду гости нашей страны, и вовсе стали рутинными. Лучше пройти мимо и без особой нужды во время ее отправления (извините за каламбур) их не задирать - себе дороже.

Сколько у нас беженцев? Тридцать, сорок тысяч? Последнее время их прибывает по 4 тысячи в месяц. Протяженность израильско-египетской границы – более 240 км, доложили, что забором безопасности обнесли 65 километров, до конца года обещают еще сорок, в чем я лично сомневаюсь. А вообще, если верить начальнику Генштаба Бени Ганцу, к сентябрю 2012-го мы окончательно отгородимся. Итого, умножаем число оставшихся месяцев на четыре тысячи…

Я помню, как все начиналось. Протесты в Бат-Яме и других городах, когда под видом палестинских рабочих к нам проникали террористы. 1991 год, я тогда на стройке в Ариэле работал в одной бригаде с двумя работягами, многодетными отцами из-под Шхема. Мы как раз пентхауз вылизывали, когда под нами прошла демонстрация протеста. Помню, наш бригадир, поселенец, голову от стыда опустил.

Через пару лет я случайно (какую-то рукопись нужно было забрать) попал в Гистадрут в Тель-Авиве. Выступала Ора Намир, предупреждала о последствиях увеличения квот на ввоз иностранных рабочих через десять и более лет. Она доказывала, что палестинцы к концу рабочего дня уедут к себе на территории, а эти нам в подоле принесут.

Поскольку пафоса и заботы о братьях-палестинцах в речи пламенной Оры было больше, чем демографических прогнозов, попахивающих расизмом (чего Авода демонстрировать не любит), на меня она впечатления не произвела. А зря, нельзя поддаваться стереотипам.

Что я еще помню? Сотни румын, пьющих пиво под Бейт Опера в Тель-Авиве, сообщения об их внутренних разборках и зарубленных топором, но по отношению к гражданам Израиля они вели себя на редкость тихо. Румыны исчезли в одночасье.

Еще помню всю старую тахану в массажных кабинетах и плач деда-сапожника: «Усих наших украинских девчат выслали. А эти, местные, обувь не чинють!»
У него в будке висел собственный портрет с лентой «Победитель соцсоревнования» тридцатилетней давности.

А еще помню, как тогдашний мэр Тель-Авива Рони Мило устроил на улице Неве-Шеанан (это между старой и новой таханой) фестиваль. Гастарбайтеры нашили себе карнавальные костюмы, угощали своей едой и напитками, танцевали самбу, румбу, ламбаду. Потом пошли дети фестиваля…

Но если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно?

Помимо последней напасти - беженцев из Судана и Эритреи, мы имеем отлаженную индустрию поставки демпинговой рабочей силы. Откуда, скажем, у нас 15 лет кряду рабочие из Ганы, с которой у Израиля нет дипломатических отношений?

Я против популистских кампаний, вроде последней, московской, прошедшей под скинхедским лозунгом «Россия превыше закона, хватит кормить Рахмона!» Ну и что, летчиков выпустили, таджиков из КПЗ – тоже, и все вернулось на круги своя. Примерно раз-два в году приходится бывать в Москве, и вот что я наблюдаю: горничные в гостинице – таджички, бомбилы все сплошь и рядом из Средней Азии, а также рабочие на улицах, строители и пр. Официанты – кавказцы. В кафе и в не пафосных ресторанах обслуга - сплошь и рядом гастарбайтеры, и только бармены и метрдотели – русские. «Это не борьба и это не результат», как говорил Жванецкий. Москва уже никогда не слезет с допингововой иглы бесплатной рабочей силы. Последствия давно перевесили прибыль, но кому это интересно.

А у нас? У нас периодически маячит тень жестоковыйного министра МВД Эли Ишая, грозящего несчастным детям депортацией, и Сара Нетаниягу пишет ему слезные письма в защиту несчастных. А где премьер и правительство? Где глубинный анализ происходящего и программа выхода из этого кризиса? Его демографические последствия давно на поверхности и понятны людям без ученых степеней.

Недавно под штаб-квартирой Ликуда в Тель-Авиве, в районе Шхунат а-Тиква, прошли демонстрации против засилья нелегалов и беженцев. Тут же раздались голоса, что их организовали левые провокаторы, чтобы свалить правительство. Кабланчиков из Центра Ликуда мы все, конечно, знаем, но жители Атиквы давно голосуют за Ликуд. Авода, Кадима и МЕРЕЦ мигрантов к себе на постой в Рамат-Авив не возьмут, они это понимают. Так давайте требовать от правительства, которое мы большинством своим избрали, ответственных долгосрочных действий. Пятая колонна уже здесь.
Просмотров: 432 | Добавил: Bliss | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2021